Fakecheck
Это сервис для проверки достоверности информации в интернете. Сейчас расскажем, как он работает.
Заказывайте проверку
Можно заказать проверку публикации из СМИ, социальных сетей или блог-платформ. Пока мы проверяем только тексты и фотографии.
Узнавайте правду
Читайте результаты проверок, разборов и делитесь ими в социальных сетях и мессенджерах.
Станьте фактчекером
Начните зарабатывать на проверке фактов, научившись работать по нашей методике.
First slide
First slide
Second slide
Third slide
Пользуйтесь экосистемой Fakecheck, чтобы вычистить кликбейтеров и фейкоделов из ленты новостей!
Часто задаваемые вопросы
Кто делает Fakecheck?
Проверки проводит сообщество фактчекеров по всей России. Сервис придумали Дмитрий Казьмин и Максим Товкайло.
Как проверяем?
По уникальной методике, основанной на рекомендациях The Poynter Institute, International Fact-Сhecking Network и правилах фактчекинга ведущих деловых СМИ мира.
Как заказать проверку и сколько это стоит?
Надо зарегистрироваться, выбрать подходящий тариф и прислать нам URL-адрес публикации. Для тех, кто хочет проверить расследования Навального, есть VIP-пакет.
НАШ РАЗБОР
Екатерина Андреева считает опасность коронавируса преувеличенной. Она права?
Ведущая «Первого канала» выступила с позиции ковид-диссидента: смертность от COVID-19 низкая, а грипп и пневмония опаснее. Демограф Алексей Ракша разобрал ее аргументы.
Фото: Страница Екатерины Андреевой в Instagram
29 октября 2020

Расчеты Андреевой по смертности от COVID-19 не совсем корректны. Она использует данные сайта «стопкоронавирус.рф», к которым есть вопросы. Лучше опираться на данные Росстата, и в этом случае получается, что число умерших от коронавируса в 1,5 раза больше. А с учетом летальных исходов, когда коронавирус не был основной причиной смерти, но способствовал ей – в 2,6 раза больше.  

Сравнивая смертность от COVID-19 и гриппа или пневмоний, следует помнить, что основная доля летальных исходов от COVID-19 приходится на развитые страны (в том числе на Россию). В случае же гриппа и пневмоний высокие цифры смертности дают развивающиеся страны (прежде всего африканские), где уже есть нормальная диагностика этих болезней, но плохо с тестированием на коронавирус. 

Скриншоты комментариев Екатерины Андреевой о коронавирусе можно посмотреть здесь. Или прочитать новость на «Медузе».

Екатерина Андреева пишет, что смертность от ковида в России очень низкая, и даже приводит цифры: поделила количество смертей на восемь месяцев и число регионов. Она всё правильно посчитала? 

Нет. Давайте по порядку.

Во-первых, корректнее делить общее число умерших не на восемь, а на семь месяцев. По данным Роспотребнадзора, к 1 апреля от COVID-19 умерли 24 человека. По сравнению с масштабами последующей смертности таким числом можно в расчетах пренебречь и брать период с апреля по октябрь.

Во-вторых, цифры на сайте «стопкоронавирус.рф», где федеральный штаб публикует статистику по заражениям и смертям, вызывают у специалистов, в том числе у меня, сомнения.

Они существенно отличаются от данных, которые публикует Федеральная служба государственной статистики (Росстат). Только по тем случаям, когда вирус идентифицирован (подтвержден тестами ПЦР) и вписан в медицинское свидетельство о смерти как основная ее причина, с апреля по август включительно (данные за сентябрь и октябрь Росстат еще не опубликовал) умерли 21 386 человек. Однако, по данным «стопкоронавирус.рф», накопленное число умерших за тот же период – 17 299. То есть расхождение – на 24%.

Идем дальше. По тем случаям, когда вирус не был идентифицирован при помощи мазков на ПЦР, но тем не менее вписан в свидетельство о смерти как первоначальная причина (то есть выявлен по КТ и клиническим признакам), за пять месяцев пандемии Росстат собрал информацию о 5229 умерших. Итого за апрель – август непосредственно от COVID-19 как основной причины умерло, согласно Росстату, 26 615 человек. Или в 1,5 раза больше, чем указано на сайте «стопкоронавирус.рф».

Бывают случаи, когда в свидетельстве о смерти COVID-19 не назван основной причиной, но сказано, что он оказал существенное влияние на развитие смертельных осложнений. Таких примеров, согласно Росстату, в апреле – августе было 5843. Еще у 13 205 человек COVID-19 в свидетельстве о смерти не значился ни основной, ни существенной причиной летального исхода, но был указан как «прочие важные состояния, способствовавшие смерти». 

Подводим итог: по данным Росстата, за апрель – август в России умерло от коронавируса и с коронавирусом 45 663 человека. Это в 2,6 раза больше, чем по данным сайта «стопкоронавирус.рф». Если разделить на 153 дня, то в среднем за сутки в России от COVID-19 умирает 298 человек, а если разделить на 85 регионов, то по 3,5 человека в сутки в каждом регионе. Но не один, как написала Андреева. 

Однако и это еще не всё. Среди специалистов-эпидемиологов и демографов уже в марте – апреле начал складываться консенсус, что лучший измеритель масштабов пандемии – величина избыточной смертности (разность между общим числом умерших во время пандемии и средним числом умерших за несколько предыдущих лет). Для России такое сравнение является даже более обоснованным, чем для западных стран, так как у нас вплоть до весны общее число умерших постепенно снижалось. 

За период с апреля по август 2020 года превышение общего числа смертей по сравнению с числом умерших за те же месяцы 2019 года, согласно Росстату, составило 84 614 случаев. И это уже почти в пять раз больше официального числа умерших от коронавируса согласно сайту «стопкоронавирус.рф».

Получается, на COVID-19 как главную причину смерти в России может быть записано всего лишь 20–54% избыточной смертности. Возникает вопрос: откуда тогда такой всплеск числа умерших? Для сравнения: в США к 22 сентября на COVID-19 приходилось 79% избыточной смертности, в Великобритании к 13 октября – 66%, в Испании к 20 октября – 55%, в Италии на 23 июня – 77%, во Франции на 22 сентября – 108%, в Германии к 22 сентября – 90%, в Швеции на 15 сентября – 90%, в Бельгии на конец сентября – 104%. 

Более того, Департамент здравоохранения Москвы ежемесячно отчитывается о том, что доля умерших  из-за COVID-19  в избыточной смертности превышает 92%. Значения, превышающие 100%, давал Комитет по здравоохранению Санкт-Петербурга. То есть даже по самой строгой метрике – числу умерших непосредственно от COVID-19, когда наличие вируса было подтверждено, – данные головных органов здравоохранения двух крупнейших городов, а также данные Росстата заметно превосходят данные сайта «стопкоронавирус.рф». Они правятся постфактум в сторону повышения числа смертей от коронавируса по мере поступления уточненной информации в виде повторных свидетельств о смерти взамен выданных (что является обычной практикой).

Что касается названного Андреевой числа пациентов в реанимациях, то министр здравоохранения Михаил Мурашко действительно назвал число 2800 пациентов в реанимационных отделениях и уточнил, что оно не растет. При этом число занятых обычных ковидных коек с начала сентября выросло с 90 000 до 180 000.

Со смертностью в апреле  августе всё понятно. А какая ситуация была в сентябре и октябре, когда началась вторая волна?

По отчетам главных управлений ЗАГС 30 субъектов Российской Федерации с 43% населения страны, число умерших в сентябре 2020 года выросло на 21% по сравнению с сентябрем 2019 года. В пересчете на всю Россию это 28 715 человек избыточной смертности, или в среднем 957 человек в сутки. Даже если учесть, что в сентябре-2020 на один рабочий день больше, чем в сентябре-2019, а ЗАГСы почти не регистрируют смерти в выходные, избыточное число умерших в сутки – 737 человек. При этом по отчетам сайта «стопкоронавирус.рф» в сентябре от COVID-19 ежедневно умирало в среднем 120 человек с тенденцией к росту. 

Учитывая вышеизложенное, нет никаких предпосылок к тому, что рост избыточной смертности в октябре замедлился. Я его консервативно оцениваю в 50 000 человек, но с учетом того, что в нынешнем октябре опять же на один рабочий день меньше, чем год назад, прогноз можно уменьшить до 43 000 человек. То есть почти 1400 человек в сутки. Из них непосредственно из-за последствий COVID-19 умирало больше тысячи человек в сутки, что превышает показатели США, при том что в Штатах в 2,2 раза больше населения. По данным «стопкоронавирус.ру», за 27 дней октября от коронавируса умирало в среднем 224 человека в сутки с тенденцией к быстрому росту. 

Андреева пишет, что в прошлом году во всем мире было зарегистрировано 194 млн случаев пневмонии и 1,4 млн человек умерли. Еще 1 млн умер от гриппа. Получается, смертность от гриппа и пневмонии действительно выше, чем от коронавируса?

Здесь она близка к истине. По оценке Всемирной организации здравоохранения, в 2019 году от всех инфекций нижних дыхательных путей, включая пневмонии всех этиологий и последствия гриппа, умерло около 2,49 млн человек. Однако в развитых странах (по классификации ООН в их число входит и Россия) смертность от этих болезней в разы ниже, чем в развивающихся. На развитые страны приходится около 350 000 смертей в год суммарно от гриппа и пневмонии, а число умерших от COVID-19 только по официальным данным в этих странах уже превысило 500 000 за период с конца февраля, причем темпы смертности ускоряются. Отчасти такая относительно низкая официальная смертность от COVID-19 в развивающихся странах обусловлена, помимо более молодой возрастной структуры населения, намного меньшим охватом тестирования и национальными правилами регистрации смертей.

Андреева утверждает, что Москва недополучила в этом году от туризма 340 млрд руб., а финансовое положение госкомпании «Алроса» как в революцию и Первую мировую. Тут всё верно?

В части финансовых потерь Москвы можно сказать, что Андреева недалека от истины. С одной стороны, в 2018 году московские гостиницы, рестораны, театры, магазины и стадионы заработали на туристах 863,9 млрд руб., с другой – вся Россия потеряет из-за провала въездного туризма около 650 млрд руб. в этом году.

Судя по заявлению главы «Алросы» Сергея Иванова на встрече с президентом Владимиром Путиным, компания находится в нормальном финансовом состоянии и отмечает восстановление спроса на алмазы. При этом прогнозируя продажи в IV квартале на обычном уровне.

В конце поста Андреева написала о полном отсутствии правдивой статистики по коронавирусу. Какие статистические аномалии можно заметить в цифрах, которые публикуют власти?

Таких аномалий замечено множество. Например, знаменитая «собянинская полочка» – почти одинаковые в течение многих дней данные по заболеваемости. В Санкт-Петербурге на протяжении более двух недель соотношение числа новых выявленных случаев и выздоровевших было строго 2 к 1, а потом – 1,83 к 1. 

Наблюдается полное несоответствие официальной заболеваемости и избыточной смертности по регионам. Судя по сайту «стопкоронавирус.рф», наименьшую накопленную заболеваемость на душу населения из всех регионов имеют Чечня и Татарстан. В этих республиках за всё время с начала пандемии выявлено соответственно 0,18% и 0,21% жителей с положительными результатами тестов ПЦР (для сравнения: в среднем по стране – 1,07%, в Москве – 3,23%, в Санкт-Петербурге – 1,09%, в Ямало-Ненецком округе – 3,69%). При этом по избыточной смертности за апрель–август Чечня находится на втором месте (прирост числа умерших в 1,5 раза), а Татарстан входит в число 15 самых пострадавших регионов (прирост числа умерших – на 22,7% по сравнению с теми же месяцами 2019 года) из общего их числа (85). 

На протяжении длительного времени во многих регионах число выявленных зараженных либо уменьшается каждый день на один-два, либо возрастает на такую же величину, либо колеблется в диапазоне +/-2 случая в день. Статистические и эпидемиологические законы говорят о том, что это практически невероятно.

В Кировской области на протяжении сперва 20, потом 19 дней, а затем 14 дней подряд официально показывалось по одному умершему от COVID-19 ежедневно. В Пензенской области это происходило на протяжении 21 дня подряд.

А если сравнить с другими странами, то у нас низкие или высокие показатели заболеваемости и смертности от COVID-19? О чем это говорит?

Если учитывать только информацию сайта «стопкоронавирус.рф», то в России заболеваемость (1,07%) и смертность (0,0185%) от COVID-19 выше среднемировых (соответственно 0,57% и 0,0151%), а летальность (отношение числа умерших от данного заболевания ко всем, кто болел данным заболеванием) – ниже (2,2% против 3,5%). 

Заболеваемость очень сильно зависит от масштабов тестирования. По официальным данным, Россия по количеству сделанных тестов на душу населения находится в числе лидеров среди крупных развитых стран – 40,2%. Например, в Великобритании – ­48,2%, в США –­ 41,1%, в Испании – 35,7%, в Германии – 24,3%, в Италии – 25,1%, во Франции – 23,4%.

Однако если использовать показатели Росстата или тем более данные об избыточной смертности, то Россия в этом году приближается к лидерам среди развитых стран по избыточной смертности, то есть к наиболее пострадавшим от пандемии странам – 0,77 промилле (‰, количество смертей на 1000 человек населения в год) за январь – сентябрь против 0,81‰ в Бельгии, 0,82‰ – в США, 0,89‰ – в Италии, 0,97‰ – в Великобритании и 1,30‰ – в Испании. Мы уже обогнали Португалию (0,74‰), Швецию (0,64‰), Нидерланды (0,56‰) и Францию (0,45‰). Причем накопленная смертность растет в России быстрее, чем во всех перечисленных странах.

Последний вопрос не про статистику. В чем смысл властям скрывать реальную картину заболеваемости?

Чтобы показать желаемое – Россия успешнее других стран справляется с эпидемией. Эту мысль можно проследить в заявлениях высокопоставленных чиновников. При этом власти замыкают на себя информирование о коронавирусе. Например, запрещая врачам комментировать эпидемию без согласования с Минздравом (официальная позиция: это делается, чтобы не вводить в заблуждение россиян противоположными по смыслу советами от разных врачей – примечание Fakecheck).

Применительно к статистике по коронавирусу еще в марте были приняты специальные правила, согласно которым все трупы с подозрением на COVID-19 или с четким диагнозом COVID-19 подлежат обязательной аутопсии для определения истинной причины смерти. Но, во-первых, уже на продвинутой стадии болезни тесты ПЦР плохо ловят вирус. Во-вторых, смерть часто обусловлена гиперреакцией иммунной системы организма в виде «цитокинового шторма», когда самого вируса в организме уже почти не остается. Поэтому сплошные вскрытия в условиях нечетких правил и практик кодирования причин смерти приводят к смещению посмертных диагнозов в сторону хронических или прочих заболеваний вместо указания COVID-19 как главной причины смерти. Так, очень сильно выросло число умерших от внебольничных пневмоний. Например, в июне 2020 года в Санкт-Петербурге – в 31 раз по сравнению с июнем 2019 года.

Поделиться результатом проверки:

ЕСТЬ ЧТО ПОЧИТАТЬ